Публика на корабле



Вопреки названию, корабль стоило бы назвать «America Holland Line», поставив «Holland» на второе место, ибо больше половины публики явно из Северной Америки. Конечно, были туристы из Нидерландов, Европы и России. Надо отметить, что русских было довольно много. Причем, в их толпу мы почему-то попали сразу во время регистрации.

Перед регистрацией пришлось отстоять приличную очередь в окружении персонажей из мультфильма про Масяню «Я-то в советские времена о-о-о...». Только в нашем случае это были какие-то барыги, разбогатевшие в 90-х, и их повествования в основном, сводились к следующему: «Я-то в 90-е о-о-о..., а сейчас меня Собянин щемит, всех знакомых из администрации выгнал, а к новым подхода не найти...».

В течение всего круиза русских можно было легко опознать, почти как в известном монологе Задорнова «Ви русский!». Только в наше время каждый руссо-туристо мужского пола считает обязательным одеть велюровый костюм с синими джинсами с вьетнамского рынка, а дама - сарафан с огромными аляпистыми цветами красного цвета.

Примерно половину корабля составляли американские бабки и дедки. К счастью, мы с ними почти не пересекались. Причина в том, что эта социальная группа привыкла вставать в 5:30 утра и начинать писать в Твиттере (ой, это не про них, это про Трампа). Те, которые были на корабле, направлялись в ресторан в первую смену. Завтрак был в 7:00 утра, в некоторые дни - в 8:00, а первая смена ужина была в 17:30 (!!!). Причем, расписание ресторанов никак не зависело от времени стоянок. Например, отправление из Олесунна было в 23:00, но прибывшие на судно в это время смогли бы только попить чай в шведском столе «Лидо Маркет», ибо все остальное уже было закрыто.

Американские пенсионеры, отужинавшие в первую смену, гурьбой направлялись в театр, где им давали преставление. Те, кто ужинали во вторую смену, сначала смотрели представление, потом шли в ресторан. Для тех, кто хотел ужинать по сменам, был отведен первый этаж ресторана (на 2-й палубе). Для тех, кто не хочет жить по расписанию во время отпуска (как мы), отведен второй этаж ресторана на 3-ей палубе. Впрочем, время работы ресторана очень сильно ограничено и последняя возможность попасть в него была в 21:30.

В один из вечеров нас посадили за столик недалеко от входа с видом на коллекцию инвалидных транспортных средств. Я вам скажу, что в этой области научно-техническая мысль шагнула далеко вперед. Каких только девайсов не существует - двух, трех и четырех колесных, с моторчиками и без, с поручнями, сумками и целыми ящиками. Некоторые бабки использовали свои инвалидские девайсы, чтобы на них возить поднос на шведском столе, постепенно набирая еду с разных витрин. Мне показалось, что это очень удобно. Впрочем, при попадании в ресторан все эти инвалиды смело оставляли свое транспортное средство у входа и пусть не очень резво, но уверенно шли к своим столикам.

Занятная история случилась на смотровой площадке на носу корабля после Бергена. В тот вечер было ветрено и холодно, так, что там остались самые стойкие, в том числе и я. Как я уже писал, попасть туда можно было только по одному коридору на носу пятой палубы. Причем, внутренний коридор от открытой палубы отделяет вполне себе внушительный порог сантиметров 25 в высоту. И вот смотрю, подъезжает пожилой американец на инвалидной коляске и сопровождающая его дама. Я уж думал, что мне сейчас придется помогать перетаскивать его через эту преграду. Но не тут-то было. Прямо как Энди Пипкин из сериала «Литл Британ», этот дедок вдруг выздоровел, перешагнул через порог и хоть медленно, но вполне уверенно направился осматривать фьорды вокруг Бергена.


Дмитрий Казаков




Поделиться:


наверх

наверх